Бронхит и тонзиллит схема лечения

Бронхит и тонзиллит схема лечения
Бронхит и тонзиллит схема лечения
Бронхит и тонзиллит схема лечения
Бронхит и тонзиллит схема лечения
Бронхит и тонзиллит схема лечения

В обращении к читателям главный редактор ежегодника А. П. Иванив после анализа положительных и отрицательных явлений в гомеопатии заявляет, что «…только Киевская гомеопатическая Школа Поповых и одесские Конгрессы гомеопатов Украины, несмотря на выпады недоучек, по-прежнему сохраняют глубинные традиции классической гомеопатии, коллегиальности и профессионализма, развивают сотрудничество и обмен мнениями».

Заявления подобного рода делают либо признанные специалисты в своей области, подтверждая их очень серьезными аргументами, либо их делают из конъюнктурных соображений люди, весьма поверхностно знакомые с гомеопатией и стремящиеся привлечь внимание к своей персоне не профессиональными знаниями, которыми они не обладают, а громкими, но ничем не подтвержденными заявлениями.

Наиболее простым способом разобраться, обоснованно ли заявление А. П. Иванива или это просто очередное пустое сотрясение воздуха, является анализ статей, помещенных в «Украинском гомеопатическом ежегоднике» с позиций «…глубинных традиций классической гомеопатии, коллегиальности и профессионализма…».

Непререкаемым авторитетом в гомеопатии являются работы нашего великого Учителя, поэтому все статьи, помещенные в ежегоднике, будут проанализированы с позиций их соответствия работам С. Ганемана и получаемыми практическими результатами.

Начинается ежегодник со статьи самого А. П. Иванива «О диагностических ярлыках в медицине и гомеопатии». Условно статью можно разделить на две части: в первой части автор перечисляет недостатки аллопатических диагнозов и на основании недостатков аллопатических диагнозов (!) делает вывод, что «…не зависимо от моделей консультирования в гомеопатической медицине важнейшим является доверительное взаимодействие (единое для всех случаев и всех специалистов) в системе врач — пациент — лекарство, а не императив врачебных догматических построений (различных для каждого из специалистов), присущих медицине конвенциональной». При дальнейшем чтении становится ясным, что подобное отсутствие логики объясняется весьма смутными представлениями А. П. Иванива о том, что такое гомеопатический диагноз.

Вторая часть статьи начинается с утверждения, «…что более чем двухсотлетняя история гомеопатической медицины, где общение пациента с врачом имеет определяющее значение для выяснения подобной лекарственному диагнозу совокупности симптомов заболеваний личности, изобилует фактами, когда только один фактор времени был решающим для получения ключевого симптома, установления верного диагноза и, соответственно, полноценного излечения». Когда врач-гомеопат, проанализировав выявленную клиническую картину, не может подобрать similium, это является свидетельством того, что он не владеет техникой опроса, изложенной в §§ 83-104 «Органона».

Утверждение А. П. Иванива: «…многие из врачей (и не врачей), именующих себя гомеопатами, не понимают, что в гомеопатической терапии нет теоретического алгоритма, а есть тесное практическое взаимодействие, причем строго индивидуализированное», прямо противоположно изложенному в примечании 86 к § 145 утверждению С. Ганемана: «Когда я начал лечить по гомеопатической методе, я был еще один, который в этом испытании чистых действий лекарств поставлял важнейшее ее дело. С того же времени несколько молодых врачей, производивших опыты над самими собою, наблюдения которых я тщательно исследовал, помогали мне в этом; а в последние десять лет многие опытные врачи соединили свои усилия с моими. Но какая богатая жатва предстоит на обширном поле лечения, когда более опытные из наблюдателей будут трудиться над усовершенствованием науки познания лекарств! Медицина приблизится тогда по точности к математическим наукам».

Следующая фраза: «…нет необходимости в ярлыках типа «арсеникальный пациент», «типичная Пульсатилла», «грубый сикоз» или «поблекшая Сепия» « и последующие рассуждения ясно показывают, что об обсуждаемой теме автор имеет весьма смутное представление. Разумеется, перечисленные «ярлыки» никакого отношения к гомеопатическому диагнозу не имеют.

При анализе выявленной клинической картины согласно требованиям § 86 «Органона» все симптомы пациента распределяются по трем группам:

симптомы, имеющие временную модальность; симптомы, имеющие модальность «ухудшение» или «улучшение»; симптомы, не имеющие модальности.

Симптомы, имеющие временную модальность, всегда относятся к истинному конституциональному типу (конституциональный диагноз); симптомы, имеющие модальность «ухудшение» или «улучшение», относятся к патологическому конституциональному типу (терапевтический диагноз); симптомы, не имеющие модальности, указывают на стадию развития патологического процесса (клинический диагноз). Полный гомеопатический диагноз включает в себя конституциональный диагноз, клинический диагноз и терапевтический диагноз. Поставив полный гомеопатический диагноз, врач-гомеопат с математической точностью не только вычисляет similium и необходимую величину потенции, но и прогнозирует изменение симптомов в ходе лечения.

Учитывая все вышесказанное, становится понятным и утверждение А. П. Иванива о том, что «диагностическая задача состоит в совместном определении проблем личности и отработке рабочих гипотез об их возможной природе. Диагностическую оценку полезно рассматривать как непрерывный процесс умозаключения, расширяющий текущее знание о человеке…», что прямо противоречит § 6 «Органона», который звучит так: «Беспристрастный наблюдатель, отнюдь не увлекаясь отвлеченными предположениями, не доказанными опытом, должен обращать внимание в каждом отдельном случае только на внешние, чувствам доступные изменения в состоянии тела и души больного, только на признаки и припадки болезни, т. е. на уклонения от здорового состояния, которые ощущает сам больной, видят его окружающие и наблюдает врач. Совокупность всех этих признаков представляют собою возможно полную и единственно доступную нам картину болезни во всем ее объеме».

Еще более красноречиво свидетельствует о мнении С. Ганемана примечание к этому параграфу:

Не понимаю, как могла возникнуть мысль искать предмет лечения единственно в недрах организма, которые всегда оставались и останутся недоступными для наших исследований; как возможно было питать эту сколько тщетную, столько же и смешную уверенность, будто бы врач может постичь внутренний, невидимый беспорядок организма и восстановить здоровье лекарствами, не заботясь о припадках болезни, и даже считать этот способ лечения единственно верным и основательным.

Разве болезнь, представляющаяся чувствам нашим в ее припадках, не та же самая, которая произвела в недрах организма невидимую перемену и которой сущность нам неизвестна? И последняя не есть ли недоступная, а первая — доступная сторона одной и той же вещи, единственная сторона, которую возможно наблюдать посредством чувств наших и которая одна только предоставлена нам природою как предмет лечения? Можно ли доказать противное? Не странно ли избирать предметом врачевания состояние болезни внутреннее, непостигаемое, невидимое, называемое prima causa morbi, и отвергать, презирать сторону, представляющуюся чувствам нашим, т. е. припадки, которые так ясно указывают нам на ту же болезнь?

Доктор Pay в своем сочинении о достоинстве гомеопатического способа, стр. 103, говорит: «Врач, изыскивающий сокровенные изменения во внутренности организма, может обманываться ежеминутно, но гомеопат, старательно исследовавший верное изображение болезни — совокупность припадков, — приобретает надежного руководителя, и если достигнет устранения всей этой совокупности припадков, то, без сомнения, уничтожит вместе с тем и причину болезни, сокрытую в недрах организма»».

Разумеется, при подобном подходе можно подобрать подобный препарат лишь случайно, и неспроста дальше автор советует: «На последующих этапах гомеопатического лечения каждой новой жалобе или изменению проблемных построений врач уделяет пристальное внимание…». Если в ходе лечения симптомы изменяются не так, как это было заранее спрогнозировано, то это является свидетельством слабой профессиональной подготовки врача-гомеопата, и нужно не выявлять новые симптомы на каждом новом приеме, а изучать методологию гомеопатии. Если симптомы в ходе лечения меняются не так, как спрогнозировано, если появляются новые симптомы, то в этом случае необходимо заново проанализировать случай.

Выводы, которые делает в конце автор, такие же туманные и противоречивые, как и сама статья.

Недоумение при прочтении этой статьи еще более усиливается, если вспомнить, что в третьем томе (2000 г.) ежегодника А. П. Иванив поместил хвалебную рецензию на книгу И. В. Тимошенко «Материа Медика ситуаций», в которой препараты описываются в той самой форме, которую он критикует. Точно так же лекарственные средства описываются в книгах Долининой И. В. «Великие и гомеопатия» и «Психотипы в гомеопатии», хвалебные рецензии на которые помещены в этом же 5-м номере ежегодника.

Подобная непоследовательность объясняется, по всей видимости, тем, что при написании этой статьи А. П. Иванив руководствовался не стремлением выяснить истину, а чисто конъюнктурными соображениями.

После статьи главного редактора в разделе «Теория и философия гомеопатии» помещены две статьи. Первая статья киевского доктора Е. Ф. Финберг называется «Гомеопатическая практика как опыт холистической медицины». В начале статьи автор характеризует гомеопатию как холистическую медицину, что совершенно верно и ни у кого не вызывает сомнения, но вот утверждение, что холистическое лечение более трудное и долгое, чем аллопатическое, а также утверждение И. В. Тимошенко, что «нужно четко представлять, зачем пришел к тебе этот пациент: избавиться от сиюминутной головной боли или всерьез полечиться», неверно. В соответствии с §§ 8 и 17 «Органона» при даче правильно подобранного лекарственного средства наряду с внешними проявлениями болезни должна исчезнуть и внутренняя причина. Иначе говоря, если препарат является
similium, после одной дозы должны быстро и навсегда исчезнуть все беспокоящие пациента симптомы. Если же этого не происходит, то, следовательно, лекарственное средство подобрано неправильно. Когда врач не владеет методологией, то он и пытается подобными рассуждениями скрыть свою профессиональную несостоятельность, обвиняя во всем пациентов.

Автор статьи иллюстрирует свои рассуждения случаями из собственной практики, при анализе которых сразу же все становится ясным. В случае 2 описывается пациентка 58 лет, которой по совокупности симптомов была назначена Sepia 200 СН, 2 раза в неделю в течение месяца. Результат лечения следующий: «…повторный осмотр через месяц. За истекший период не было приступов мигрени. Гораздо меньше чувство першения в горле, нет кашля. Боли в области таза — без динамики, хотя может позволить большую физическую нагрузку и более длительные прогулки… Обоснование назначения средства из каракатицы Sepia в данном случае, думаю, ни у кого не вызывало бы вопросов».

Препарат был подобран правильно, но тогда возникает вопрос: понадобилось 11 месяцев для лечения, и все равно исчезли не все симптомы, хотя Sepia находится в пятой группе, и, следовательно, симптомы должны были полностью исчезнуть в течение 21 дня? Ответ заключается в том, что в данном случае потенция, указанная на этикетке (200 СН), не соответствовала действительной потенции препарата. В данном случае потенция препарата была 18-20, но не выше. Именно препараты в переходных потенциях назначаются долгими курсами и повторяющимися дозами.

Если бы Sepia была действительно в потенции 200, то все симптомы исчезли бы после приема всего одной дозы и не позже, чем в течение 21-го дня.

Этот случай ясно показывает, почему о длительном лечении, которое выдерживают далеко не все пациенты, говорят лишь гомеопаты, использующие в своей практике низкокачественные некалиброванные препараты, а врачи-гомеопаты, работающие с калиброванными препаратами, прекрасно знают, что при правильном использовании методологии гомеопатии любое заболевание излечивается гораздо быстрее и, что не менее важно, гораздо комфортней для пациента, чем при использовании аллопатической терапии.

Второй описанный случай прекрасно иллюстрирует все вышесказанное.

Следующая статья в этой рубрике принадлежит перу А. В. Попова, президента Ассоциации гомеопатов Украины, которая называется «Законы Геринга в медицине». В ней очень много рассуждений, но не говорится ничего конкретного по этому вопросу, так как автор достаточно смутно представляет себе, что же такое этот закон Геринга. В этом номере журнала «Гомеопатическая медицина» помещена статья «Закон Геринга как объективный метод контроля правильного выбора similium». Их очень интересно сравнить, так как статья А. В. Попова дает представление об уровне обучения в Киевской школе гомеопатии Поповых, а моя статья дает представление об уровне обучения, проводимом Профессиональной ассоциацией врачей-гомеопатов стран СНГ.

В разделе «Вопросы преподавания метода» помещены три статьи. Первая статья «Результаты медико-социального исследования по специальности врача-гомеопата» написана Журавлевым В. И. из московского ЗАО «ИНТЕРМЕД» и содержит только статистические данные, полученные на основе анализа группы врачей, прошедших обучение на курсах ЗАО «ИНТЕРМЕД».

Вторая статья «Без заглавия» написана Т. Д. Поповой, представленной Иванивым А. П. как «лидер украинской национальной школы гомеопатии», в которой автор рассуждает об «индивидуализации»: много общих фраз, но нет ничего конкретного.

Разумеется, найти подобный препарат можно, пользуясь различными методиками, но Т. Д. Попова забыла упомянуть, что имеются точные объективные критерии, позволяющие четко определить, правильно или неправильно выбрано лекарственное средство, и эти критерии приводятся в таблице Геринга-Беннингхаузена. Общим правилом является, что если после приема одной дозы препарата симптомы, на основании которых был выбран препарат, не исчезли (согласно §§ 8 и 17 «Органона» симптомы должны полностью исчезнуть, а не уменьшиться) в течение 21 дня, то лекарственное средство выбрано неправильно, и любые теоретические построения, которыми врач объясняет свой выбор, считаются просто словоблудием, которым пытаются прикрыть профессиональную несостоятельность. Если же симптомы, по которым был подобран препарат, полностью исчезли в течение 21 дня после приема одной дозы лекарственного средства, то препарат был подобран правильно, независимо от того, какой техникой
пользовался врач-гомеопат — знанием Materia Medica, техникой реперторизации по Кенту, Богеру или Аллену, пульсовой диагностикой, методом Фолля и т. д.

Третья статья «Иерархия симптомов» Ю. Г. Тимошенко очень четко показывает уровень подготовки «социального» гомеопата. В ней все правильно изложено, за исключением того, что нет четких критериев, позволяющих однозначно отнести имеющиеся у пациента симптомы к одной из иерархических групп и эффективно использовать знания об иерархии симптомов в клинической практике.

Следующий раздел «Украинского гомеопатического ежегодника» называется «Организационно-методические и исторические вопросы гомеопатии». В этом разделе помещена очень интересная обзорная статья литовских врачей Л. Акрамаса, Э. Тарасявичуса и Р. Баланашкине «Гомеопатическая медицина и фармация в Литве».

Следующая статья этого раздела «Научная мысль Леона Ванье и современность» написана Н. Ю. Барановской из г. Одессы. В ней автор пытается проанализировать понятия Конституция, Темперамент, Тип, введенные Л. Ванье, с позиций современного развития гомеопатии, но так как Барановская Н. Ю. обучалась в Киевской школе Поповых, где эти вопросы не рассматриваются, то ее предположения далеки от того, что понимал под этими понятиями сам Л. Ванье. Это тот редкий случай, когда свое собственное видение вопроса можно сравнить с мнением автора, прочитав последнюю работу этого известного французского гомеопата «Курс клинической гомеопатии», выпущенную на русском языке смоленским издательством «Гомеопатическая медицина».

Следующей в этом разделе помещена интересная, с точки зрения истории гомеопатии, статья А. П. Мощича «Украинские традиции в медицине».

И завершает раздел «Организационно-методические и исторические вопросы гомеопатии» статья В. А. Тарасюка из г. Винницы «О пользе консилиумов», которого главный редактор Иванив А. П. представил так: «выпускник Киевской школы гомеопатии Поповых, вдумчивый и прогрессивно мыслящий врач; автор семинаров и крайне интересных публикаций». Автор представляет два случая, которые являются яркой иллюстрацией работы врача, не владеющего методологией гомеопатии.

Случай 1. «Пациент В., 1987 года рождения, получал гомеопатическое лечение с ноября 1992 года (с пятилетнего возраста), по поводу частых простудных заболеваний (тонзиллит, трахеит, стенозирующий ларингит), рецидивирующих носовых кровотечений и периодических болей в суставах конечностей. Несмотря на систематический прием гомеопатических лекарств, мальчик продолжал часто болеть простудами, особенно тонзиллитами. В семилетнем возрасте перенес скарлатину, осложнившуюся припуханием и болями в суставах рук и ног, ухудшением показателей ЭКГ, по поводу чего непродолжительное время получал бициллин. Примерно с того же времени — появление и постепенное прогрессирование тиков, в виде навязчивого моргания. Весной 2000 года возникли проявления erythema nodosum, с локализацией на голенях и тыльной поверхности правой стопы.

В сентябре 2000 года пациент был представлен на консилиуме. В ходе расспроса удалось установить, что тики усиливались после употребления некоторых продуктов, например, шоколада и бананов. Мальчик плохо переносит солнце, склонен к пищевым отравлениям. Назначен Antimonium crudum 200CH. С тех пор — значительное улучшение. Практически не болел простудами, прекратились артральгии, постепенно исчезли проявления узелковой эритемы на ногах».

Больного лечили в течение 8 лет (!), следовательно, в течение всего этого времени врач не смог подобрать similium (!!!). На консилиуме подобрали Antimonium crudum 200 СН, и «с тех пор — значительное улучшение». Но если препарат подобран правильно, то согласно §§ 8 и 17 «Органона» должно быть не «значительное улучшение», а полное исчезновение всех симптомов в течение двух-трех недель. В данном случае в сентябре 2000 г. пациенту было 13 лет, это переходной возраст, и симптомы исчезли не потому, что произошло излечение, а из-за того, что болезнь загнали вглубь. На основе тех скудных симптомов, которые указал автор, с большей долей вероятности можно предположить, что в настоящее время ребенку выставлен диагноз «сахарный диабет».

Второй случай не менее показательный: «Пациентка С., 1965 года рождения, менеджер. Заболела в марте 2000 года, когда впервые появились жалобы на тахикардию, чувство внутренней дрожи, быструю утомляемость, плаксивость. Причину своего состояния женщина объясняла постоянными стрессами, связанными с переживанием за жизнь отца, которому угрожали физической расправой. В результате всестороннего обследования был установлен следующий клинический диагноз: хронический аутоиммунный тиреоидит, диффузный зоб III степени, гипотиреоз. Время от времени принимала тиамазол, мерказолил с быстрым улучшением самочувствия. Однако с прекращением приема лекарств все беспокоившие ее симптомы возвращались вновь.

С мая 2000 года — гомеопатическое лечение. Пациентка последовательно получала: Lycopus virginicus 200CH, Calcarea fluorica 200CH, Conium maculatum 200CH, Gelsemium sempervirens 200CH, Cimicifuga racemosa 200CH, Kalium carbonicum 200CH, Spongia marina tosta 200 CH, Ferrum phosphoricum 200CH, Ignatia amara 200CH. Лечение оказалось безуспешным, в связи с чем в августе 2001 года была приглашена на консилиум.

Внимание участников консилиума привлекли часто случающиеся расстройства стула при волнении, тревожность, а также наличие в семейном анамнезе сахарного диабета (по материнской и по отцовской линиям). Итогом консилиума стало назначение Argentum nitricum 200CH. С началом приема этого лекарства, уже в течение первых двух недель, самочувствие пациентки значительно улучшилось. Приступила к трудовой деятельности. Катамнез — 9 мес.». За год с небольшим было безуспешно назначено 9 препаратов (!!!). Комментарии в этом случае излишни.

Эти случаи достаточно красноречиво характеризуют уровень подготовки выпускников Киевской школы Поповых.

Следующий раздел ежегодника называется «Семейная медицина» и открывает его очень интересная статья Г. Ф. Мамченко, В. В. Савченко и М. А. Савченко «Возможности гомеопатической терапии в лечении псорических диатезов». Псорический диатез в классической гомеопатии рассматривается как туберкулиновая интоксикация у людей с сикотической и люэтической отягощенностью, пребывающих на стадии Sycosis, поэтому при их лечении используют препараты кальция, магния, фосфора, кремния и серы, а контролируют лечение с помощью методов, позволяющих определить иммунный статус организма и наличие определенных микроорганизмов. Все это учли авторы в своих исследованиях, органично соединив знание гомеопатии с высоким уровнем профессиональной подготовки.

Вторая статья этого раздела называется «Мастопатия глазами гомеопата» О. А. Пилянкевич. Автор очень грамотно охарактеризовал мастопатию с точки зрения аллопатии, но приведенный ею пример показывает, что она также не умеет подобрать similium: назначено несколько препаратов повторяющимися дозами, но даже после 10 месяцев (!) лечения клиника полностью не исчезла. В соответствии с §§ 8 и 17 «Органона» при назначении similium все симптомы, на основании которых был подобран препарат, должны исчезнуть не позднее, чем за 21 день, и больше не появиться.

Следующая статья «К вопросу о ‘коварных’ инфекциях» Н. В. Юсуповой посвящена Фолль-диагностике.

Следующий раздел ежегодника «Гомеопатия и экология» открывает статья З. Н. Дергачевой и А. М. Дергачева «К вопросу о кремниевом элементозе». Авторы провели достаточно интересные исследования по содержанию кремния и других микроэлементов у жителей Донецкой области, но, какое отношение это имеет к гомеопатии, не понятно.

Вторая статья этого раздела «Об использовании препаратов бора в аллопатической и гомеопатической терапии» Е. И. Моргуна и Т. В. Кулемзиной также никакой практической пользы для гомеопатии не имеет, так же как и третья статья этого раздела «Гомеопатическая терапия при лечении больных с токсическими микроэлементозами» Л. П. Чернобровой, О. Р. Ковалевой, М. И. Наумовой и А. А. Подволоцкого.

Наиболее интересные с точки зрения анализа статьи помещены в разделе «Materia Medica», так как в основе гомеопатической медицины лежат результаты анализа протоколов испытания лекарственных веществ. Первая статья «CARA (CARO) VACCA: испытание нового саркода. Сообщение 1» Л. М. Зинченко и В. М. Винницкого из г. Одессы, в которой описано испытание препарата, приготовленного из голяшки с сухожилием старой коровы.

Сразу бросается в глаза, что при проведении испытаний не была использована классическая схема, разработанная С. Ганеманом, а вместо нее испытатель просто давал препараты в потенции 30 CH и 200 CH, распределяя их по таблице случайных чисел. Испытания, проведенные по подобной схеме, считаются недостоверными, и данные подобных испытаний к рассмотрению не принимаются.

Связано это с тем, что, как известно, любое вещество, будучи потенцировано, вызывает у испытателя появление каких-либо симптомов, но эти симптомы появляются только при даче препарата в промежуточных потенциях повторяющимися дозами и только со стороны тканей. При испытании это выглядит следующим образом:

при даче одной дозы препарата в виде тинктуры у испытуемого появляется 5 симптомов;
в потенции 1 X — 4 симптома;
в потенции 2 X — 3 симптома;
в потенции 3 X — 4 симптома;
в потенции 2 C — 2 симптома;
в потенции 3 C — 1 симптом;
в потенции 4 C — 2 симптома;
в потенции 5 C — 3 симптома;
в потенции 6 C — 24 симптома;
т. е. все те симптомы, которые появлялись в базовых потенциях.

Если же при приеме испытателем одной дозы лекарственного вещества в потенции 6 С появляется меньшее количество симптомов, чем при даче промежуточных потенций, то данное вещество не может вызвать искусственную болезнь более сильную, чем естественная, и, следовательно, не может использоваться в качестве лекарственного средства. Эта особенность отражена в § 27 «Органона».

Если вещество не способно вызвать в организме более сильную искусственную болезнь, то при испытании появляется мало симптомов, и все они относятся только к уровню ткани. Это заставляет недобросовестных испытателей фантазировать, придумывая различные психические симптомы. Подобные фантазии описываются в главе В. «Описание основных характеристик средства», после которой следует глава Г. «Краткая Materia Medica», в которой симптомы, действительно выявленные при испытаниях, содержатся только в рубриках «Нервная система», «Грудь», «Органы пищеварения», «Мочеполовая система», «Конечности» и «Кожа», и все эти симптомы со стороны тканей.

Подобное «знание» гомеопатической фармакологии Зинченко Л. М. и Винницкого М. В. объясняет безобразно низкое качество гомеопатических препаратов, приготовленных в одесской аптеке № 5.

Следующая статья в этой рубрике — «Динамизированный ванадий: соотношения и клинические соответствия в гомеопатической практике» — написана Иванивым А. П.

Вначале автор достаточно своеобразно обосновывает необходимость изучения патогенезов новых препаратов. Чтобы не быть голословным, привожу эту часть статьи полностью: «В практике нередко случается так, что полихресты или широко известные динамизированные лекарства не соответствуют картине пациента или действие назначенного высокоподобного (по совокупности большинства симптомов) лекарства не изменяет состояния больного, даже при смене степени динамизации и кратности приемов.

В таких случаях часто на помощь приходят работы Руи, Богера, Беннингхаузена. Однако многие из них содержат малое (сравнительно небольшое) число лекарств, особенно в наши дни, когда резко изменилась структура окружающей среды, характеристики информационного обмена, параметры сырья для изготовления лекарств.

Умудренные опытом коллеги высказывают мнение о том, что расширение круга используемых лекарств нецелесообразно, достаточно и тех глубоко исследованных препаратов, составляющих «старую» гомеопатическую Materia Medica. Все же, мы часто говорим о симптоматическом сходстве Pulsatilla, Silicea, солей Kalium и Calcarea fluorica или о тождественном действии Cuprum и препаратов из морских животных, галогенов и ряда кишечных нозодов (перечень можно продолжить).

Объемы памяти врача-специалиста не безграничны, а реперторизация (даже при умелом использовании) часто запутывает сопоставление ключевых симптомов. Надежда большинства коллег на компьютерные программы уже сегодня не оправдала себя. Следовательно, малые (или малоизученные) динамизированные лекарства следует не только использовать, но и проводить соответствующие исследования и сопоставления».

С. Ганеман об этом писал в «Хронических заболеваниях» следующее: «Какова была причина тысяч неудачных попыток излечить эти другие болезни хронического характера и раз и навсегда восстановить здоровье человека? Могло ли служить причиной то, что в то время лишь очень ограниченное число гомеопатических средств прошло патогенетическое испытание на предмет установления присущих им свойств воздействия на человеческий организм? Последователи гомеопатии в то время именно этим себя и утешали; но данная отговорка, это так называемое утешение, никогда не удовлетворяла основателя гомеопатии именно потому, что ежегодное пополнение числа ценных гомеопатических средств, прошедших апробирование, ни на шаг не способствовало продвижению в деле лечения хронических (невенерических) заболеваний, тогда как острые заболевания (если только они не являлись с самого начала смертельно опасными) не только с успехом излечивались посредством правильного применения гомеопатических средств, но при поддержке недремлющих, спасительных жизненных сил организма человека излечивались быстро и навсегда». Дж Т. Кент в «Лекциях по философии гомеопатии» выражается еще точнее: «В начальный период, когда гомеопатия еще только зарождалась как наука и лекарств, испытанных согласно правилам гомеопатии, было еще мало, врачу-гомеопату стоило большого труда из-за ограниченного количества препаратов подбирать подобные лекарства ко всему разнообразию болезней. Но в настоящее время, если врач умеет работать с Materia Medica, то он может подобрать подобный препарат практически во всех случаях». Этого же мнения придерживались все выдающиеся гомеопаты: К. Геринг, А. фон Липпе, К. фон Беннингхаузен, С. Богер. Дж. Кларк, Т. Ф. Аллен и др.

Когда «…полихресты или широко известные динамизированные лекарства не соответствуют картине пациента…», это означает, что врач-гомеопат не владеет методологией опроса и анализа выявленной клинической картины и ему нужно не искать новые «чудодейственные» лекарства, а всерьез заняться изучением науки гомеопатии. Утверждение А. П. Иванива, что в определенных случаях «…действие назначенного высокоподобного (по совокупности большинства симптомов) лекарства не изменяет состояния больного, даже при смене степени динамизации и краткости приемов», объясняется тем, что в своей практике этот доктор пользуется препаратами, готовящимися одесской аптекой № 5, которые отличаются безобразно низким качеством. Любое потенцированное вещество при испытаниях вызывает появление симптомов, и если при назначении даже неправильно подобранного лекарственного средства симптомы никак не
меняются, то это является свидетельством крайне низкого качества лекарства. В этом случае нужно, опять таки, не искать «чудодейственные» препараты, «малые» или «большие», а просто приобрести качественно приготовленные лекарственные средства. Например, когда назначаются препараты, правильно или неправильно подобранные, приготовленные в симферопольской аптеке «Фита» (директор Шереметьева А. В.), всегда отмечается четкая реакция со стороны организма.

Для подтверждения своего суждения Иванив А. П. приводит три случая назначения потенцированного ванадия. В первом случае был назначен Vanadium met. 200 CH. Читаем резюме автора: «Лишь доза Vanadium met. 200 CH позволила за два месяца восстановить самочувствие и параметры качества жизни пациентки».

Второй случай еще более интересный. Девочке был назначен Vanadium met. 50 CH один раз в неделю. Резюме автора: «Через три месяца родители отметили снижение числа страхов, нормализацию стула, улучшение характеристик кожи и т. д.».

В третьем случае мужчина получал 4 дозы Vanadium met. 200 CH по дозе один раз в две недели.

Вывод Иванива А. П.: «Все приведенные случаи достаточно редко используемого элементарного ванадия подчеркивают необходимость знания так называемых «малых» патогенезов».

Ванадий относится к четвертой группе в таблице Геринга-Беннингхаузена, следовательно, если бы он был правильно подобран, то все симптомы должны были бы исчезнуть в течение 15 дней. Но этого не случилось, т. к. препарат был подобран неверно: симптомы исчезали, потому что формировалась лекарственная болезнь и состояние ухудшалось, а не улучшалось. Особенно ясно это иллюстрирует первый случай, когда после Solidago, пароксизмального растительного препарата, был назначен гораздо более тяжелый препарат люэтической группы Vanadium met. Любой здравомыслящий врач понимает, что если в результате лечения состояние улучшается, то назначаются более легкие лекарства, и только ухудшение состояния является показанием к назначению более сильных лекарственных средств.

Проведенный анализ случаев позволяет сделать вывод, что были правы классики гомеопатии, когда утверждали, что врач не может подобрать необходимое для излечения лекарственное средство не из-за недостаточности арсенала гомеопатической Materia Medica, а из-за незнания методологии метода. В этом случае следует не проводить «прувинги» сомнительной ценности, а изучить методологию гомеопатической медицины, позволяющую с математической точностью вычислять similium во всех случаях, при назначении одной дозы которого симптомы уходят не за 6-12 месяцев, а полностью исчезают не позднее 21 дня с момента приема.

Далее приводится патогенез Vanadium metallicum, который составлен с нарушением буквально всех указаний С. Ганемана, в чем может убедиться любой гомеопат, сравнив схему патогенезов, приведенную в «Materia Medica Pura» и представленную Иванивым А. П. Неудивительно, что правильно подобрать препарат по такому «патогенезу» не смог и сам автор испытаний.

Последней в рубрике «Materia Medica» стоит статья Лурье Л. Е. «Система в назначении гомеопатического лекарства на примере семейства Ranunculoсeae (Лютиковых)». Во вступлении автор пишет: «Настоящая статья посвящена изучению возможностей использования системы, разработанной доктором Раджаном Шанкараном (Индия), для анализа клинического случая при назначении гомеопатического лекарства».

Подобная система анализа изучалась не только доктором Р. Шанкараном, но и С. Ганеманом. В своей работе «Опыт нового принципа для нахождения целительных свойств лекарственных веществ с некоторыми взглядами на прежние» Учитель пишет следующее: «Но, может быть, ботаническое родство позволяет сделать надежное заключение о сходстве действия? Оно этого не позволяет в той мере, что существует много исключений с противоположными или весьма несогласными свойствами в одном и том же семействе растений и в большинстве семейств. Мы положим в основание самую совершенную естественную систему Муррея (Murray).

В семействе Coniferae внутренняя кора сосны (Pinus silvestris) дает самым северным жителям род хлеба, между тем как кора ягодоносного тиса (Taxus baccifera) дает смерть. Каким образом находятся в одном семействе Compositae жгучий корень слюногонной ромашки (Anthemis pyrethrum) со смертельно холодящим ядовитым лактуком (Lactuca virosa), возбуждающий рвоту слюногонный крестовик (Senecio vulgaris) с нежной скорцонерой, бессильная желтая лаванда (Gnaphalium arenarium) с героическим горным баранником (Arnica montana)? Имеет ли что-либо общее слабительная кустарниковая шаровка (Globularia alypum) с недействительным петельником (Statice) в семействе Aggregatae? Можно ли ожидать от сладкого индейского корня (Sium sisarum) чего-либо сходного с корнем ядовитой пустосели дудчатой (Oenanthe) или водяной бешеницы (Cicuta virosa), потому что они вместе стоят в одном семействе зонтичных? В семействе Hederaceae совсем не безвредный плющ (Hedera helix) имеет ли еще какое-либо сходство с виноградной лозой (Vitis vinifera), кроме внешнего роста? Каким образом бессильный камышник (Ruscus) находится в одном семействе Sarmentaceae с одуряющим кукольваном (Menispermum cocculus), с горячительным змеиным корнем (Aristolochia) и с заячьим корнем (Asarum europaeum)? Можно ли ждать от подмаренника (Galum aparine) чего-нибудь сходного с мариландской спигелией (Spigelia marylandica), потому что оба стоят в семействе Stellatae? Какое сходство в действии можно найти между дыней (Cucumis melo) и ослиным огурцом (Momordica elaterium) из одного и того же семейства Cucurbitaceae? В семействе Solanaceae каким образом стоят рядом безвкусный царский скипетр (Verbascum thapsus) со жгучим стручковым перцем (Capsicum аппиит) или судорожно раздражающий первые пути табак с задерживающей естественные сокращения кишечника чилибухой (Strychnos nux vomica)? Как можно поставить нелекарственный барвинок (Vinca pervinca) рядом с олеандром (Nerium oleander) в семействе Contortae? Действует ли волнистый полушечник (Lysimachia numularia) сходно с водяным трилистником (Menyanthes trifoliata) или бессильная аптечная скороспелка (Primula veris) сходно с драстическим кругляком (Cyclamen europaeum) в семействе Rotaceae? Можно ли заключить по свойствам толокнянки (Arbutus uva ursi), укрепляющей мочевые пути, о свойствах горячительно одуряющей сибирской розы (Rhododendron chrysanthum) в семействе Bicornes? Можно ли в каком-либо отношении сравнивать в семействе Verticillatae едва только вяжущий черноголовник (Prunella vulgaris) и невинную пирамидальную дубровку (Ajuga pyramidalis) с эфирной кошачьей травой (Teucrium marum) и жгучей критской душицей (Origanum creticum)? В чем родственны по свойствам железняк (Verbena officinalis) с бурно действующим аптечным авраном (Gratiola officinalis) в семействе Personatae? Как далеко отстоит по действию солодковый корень (Glycyrrhiza) от жофреи (Geoffroya), хотя оба из одного семейства Papilionaceae? В семействе Lomentaceae в какой параллели стоят свойства стручкового рожечника (Ceratonia siliqua) к свойствам аптечной дымницы (Fumaria officinalis), корня сенеги (Polygala senega) и перувианского бальзама (Myroxylon peruiferum)? Или разве сходны хоть в чем-нибудь между собой чернушка (Nigella sativa), душистая рута (Ruta graveolens), обыкновенный пион (Paeonia officinalis) и ядовитый ранункул (Ranunculus sceleratus), хотя все они из семейства Multisiliquae? Бархатка полевая (Spiraea filipendula) и стоячий завязник (Tormentilla erecta) соединены в одной семье Senticosae, a между тем как различны их свойства? Красная смородина (Ribes rubrum) и лавровая вишня (Prunus laurocerasus), обыкновенная рябина (Sorbus aucuparia) и персидский миндальник (Amygdalus persica), как несходны в своих свойствах, а тем не менее в одном семействе Ротасеае? Семейство Succulentae соединяет дикий перец (Sedum acre) и портулак (Portulaca oleracea), конечно, не ради их сходных свойств! Каким образом белоцвет попадает в одно семейство со слабительным льном (Linum catharticum) или кислица (Oxalis acetosella) с горькой квассией (Quassia amara)? Конечно, не ради сходства действия. Как несходны по лекарственным свойствам все члены семейств Ascyroideae, Dumosae, Trihilatae! А в семействе Tricoccae что общего имеют едкий молочай (Euphorbia officinalis) с не безразличным для нервов самшитовым деревом (Buxus sempervirens)? Невкусный грыжник (Herniaria glabra), острый лаконос (Phytolacca decandra), подкрепляющая лебеда (Chenopodium ambrosioides) и жгучий горец водоперечный (Polygonum hydropiper) — какое общество в семействе Oleraceae! Как различно действуют Scabridae! Что общего у слизисто нежной белой лилии (Lilium candidum) рядом с чесноком (Allium sativum) или морским луком (Scilla maritima) или у спаржи (Asparagus officinalis) рядом с ядовитой белой чемерицей (Veratrum album) в семействе Liliaceae?

Я слишком далек, чтобы отрицать сколько важных намеков, тем не менее, может дать естественная система философическому преподавателю лекарствоведения, чувствующему призвание открывать новые лекарственные средства; но эти намеки служат только для того, чтобы или подтверждать и пояснять уже известные факты, или при еще неиспытанных растениях сначала соединяться в гипотетические предположения, которым еще многого не достает до вероятности, приближающейся к достоверности. Однако, как можно ждать общего сходства действия в группах растений, помещенных вместе в так называемой естественной системе часто только лишь на основании ничтожных наружных сходств, когда даже гораздо ближе друг другу родственные растения одного и того же рода так часто несходны между собой по лекарственному действию. Примером могут служить разновидности из рода Impatiens, Serapias, Cytisus, Ranunculus, Calamus, Hibiscus, Prunus, Sedum, Cassia, Polygonum, Convallaria, Linum, Rhus, Seseli, Coriandrum, Aethusa, Sium, Angelica, Chenopodum, Asclepias, Solanum, Lolium, Allium, Rhamnus, Amygdalus, Rubus, Delphinium, Sisymbrium, Polygala, Teucrium, Vaccinium, Cucumis, Apium, Pimpinella, Anethum, Seandia, Valeriana, Anthemis, Artemisia, Centaurea, Juniperus, Brassica. Какая разница между безвкусной врачебной губкой (Boletus igniarius) и горькой драстической лиственничной губкой (Boletus laricis), между съедобным рыжиком (Agaricus deliciosus) и мухомором (Agaricus muscarius), между каменным мхом (Lichen saxatilis) и здоровым исландским мхом (Lichen islandicus)!

Хотя я охотно соглашаюсь, что, в общем, сходство действия встречается гораздо чаще у разновидностей одного рода, чем между целыми породами, сопоставленными по группам в естественной системе, и что заключение в первом случае имеет гораздо больше правдоподобности, тем не менее, будь еще столько же пород, разновидности которых представляют между собой большое сходство действия, я, по убеждению своему, должен предостеречь, чтобы меньшая часть весьма несходно действующих разновидностей внушала нам побольше недоверия к такому способу заключения, так как здесь речь идет не о фабричном опыте, а о важнейшем и труднейшем обстоятельстве у человека, о его здоровье.

Заключение о сходстве действия между разновидностями одного рода будет тем сомнительнее, что даже одна и та же разновидность, одно и то же растение в своих различных частях нередко обнаруживают весьма различные лекарственные свойства. Как сильно отличается маковая головка от макового семени, выделяющаяся из листьев лиственницы манна от лиственничного терпентина, прохладительная камфора в корне коричного дерева от жгучего коричного масла, вяжущий сок в плодах различных мимоз от безвкусной выделяющейся из их ствола камеди, едкий стебель ранункула от его нежного корня!

Следовательно, и этот путь не может быть преследуем как надежное основание для отыскания лекарственных свойств растений».

После С. Ганемана, когда систему Муррея сменила система Линнея, этим же вопросом подробно занимались Дж. Т. Кент, Г. Миллер, Дж. Г. Кларк и др. и пришли к тем же самым выводам, что и Учитель. Воспринимать всерьез систему Р. Шанкарана может лишь человек, весьма поверхностно знающий гомеопатию, который не изучал работ С. Ганемана.

В следующем разделе «Экспериментальные исследования»помещены две статьи, содержащие статистические данные, которые хотя и интересны, но прямого отношения к гомеопатии не имеют.

В разделе «Обсуждение» помещено несколько статей, которые, опять-таки, может быть, интересны с точки зрения статистических исследований, но какой-то полезной информации для практикующего врача-гомеопата не несут.

Следующий раздел «Случаи из практики» гораздо интереснее. Открывает его статья д-ра из Севастополя Витенчука С. З. «О средствах от бородавок», в которой четко, методологически точно изложены особенности гомеопатического лечения бородавок, проиллюстрированные клиническими случаями.

Весьма интересно примечание гл. редактора Иванива А. П. к этой статье: «В статье С. З. Витенчука использованы некоторые обозначения стадий и типов миазматической отягощенности, не свойственные традиционно принятой гомеопатической лексике…».

Необходимо сказать, что эти понятия используются при подготовке врачей-гомеопатов, и они позволяют с математической точностью рассчитать изменение симптомов в ходе лечения. «Социальные» гомеопаты не умеют прогнозировать изменение симптомов в ходе лечения, поэтому они эти понятия не изучают. Поэтому точнее будет сказать, что эти понятия не используются в лексике «социальных» гомеопатов.

В следующей статье Д. И. Голосюк «Гомеопатическое лекарствоведение при флегмонозных процессах полости рта и глотки» описываются три клинических случая лечения флегмонозных процессов в глотке и полости рта, но, в отличие от предыдущей статьи, не приводится никакой методологии, в каждом случае назначается по несколько препаратов одновременно или в чередовании по принципу «авось какой-нибудь из них сработает».

Статья Л. П. Гуцол и Н. С. Гуцол из Винницы описывает классический случай Pulsatilla, и почему она помещена в специальном издании — непонятно. Подобные случаи встречаются в гомеопатической практике ежедневно, и восхищаться тем, что препарат сработал, по крайней мере, несерьезно.

В следующей статье Дементьевой Н. Ю. «Кожная патология и взаимоотношения желез внутренней секреции» описываются два клинических случаях, и опять же, препараты давались длительно, повторяющимися дозами, а в конце курса были назначены в первом случае Thyreoidinum 200 CH повторяющимися дозами, а во втором — Cortex 200 CH. Если назначения были правильные, то почему в конце лечения понадобились наиболее тяжелые препараты? Причем у второго мальчика (12 лет) каждый последующий препарат был тяжелее предыдущего — Acidum succinicum, Conium, потом Cortex, и это типичное развитие лекарственной болезни, вызванной неправильными назначениями.

В статье Долматовой Г. С. «Вновь об этиологии» автор описывает несколько случаев из своей практики, но, честно говоря, я так и не понял, зачем это делается, тем более что случай 6 является опять таки типичной иллюстрацией развития лекарственной болезни: сначала были назначены повторяющимися дозами Sepia и Nux vomica, затем Natrium mur. и Petroleum, а дальше Arsenicum album.

Случаи, описанные Дементьевой Н. Ю. и Долматовой Г. С. , хорошо иллюстрируют практику работы «социальных» гомеопатов, которые назначают препараты механически, не понимая, какие изменения в организме вызывают эти лекарственные вещества. В результате подобного «лечения» заболевание лишь усугубляется, симптомы исчезают не потому, что восстанавливаются функции организма, а потому что их сменяют более тяжелые проявления болезни. И, как следствие, для подавления более тяжелых проявлений требуются более сильные препараты.

В статье «Lac equinum («Меня все заездили, и я улетаю»)» О. А. Фатула приводит случай назначения этого препарата, которым она аргументирует свое мнение о необходимости испытания новых препаратов. Мнение С. Ганемана и Дж. Т. Кента на этот счет я уже цитировал раньше.

Последняя статья этой рубрики «Лечение поллинозов (теория гомеопатии)» А. В. Столярова из г. Краснодара требует более подробного анализа, т. к. он, единственный из всех авторов этого сборника (не считая Витенчука С. З.), пытается подвести под свои назначения хоть какую-то теоретическую базу.

Начинается статья А. В. Столярова с краткого изложения развития поллинозов, причем настолько краткого и поверхностного, что становится ясно, что автор никогда серьезно аллергологией не занимался и об этой области медицинской науки имеет весьма смутное представление.

Дальше идут рассуждения А. В. Столярова о возможностях гомеопатического лечения поллинозов, причем настолько оригинальные, что их следует привести полностью: «Когда лучше всего начинать лечение, во время острого состояния или вне него? Начинать лечение можно в любой период болезни, если на момент консультации выявлена достаточная совокупность симптомов для назначения препарата.

Что может гомеопатия при лечении поллинозов? Первое — значительное облегчение во время острого состояния. Для этого назначают наиболее подходящий препарат, в низких или средних разведениях, частыми приемами, до улучшения (на 70-80 процентов). Возможно однократное назначение препаратов в высоких разведениях. Если препарат назначен в стадии наибольшего проявления болезни, то первичного обострения не будет, или оно будет незначительным. Облегчения у больного с поллинозом в остром состоянии можно добиться использованием и комплексных гомеопатических препаратов, но излечить «комплексами» таких лиц от заболевания невозможно.

Второе — излечение пациента от данного заболевания. Это достаточно трудная задача. Процесс излечения может продолжаться в течение нескольких лет.

Нужно четко уяснить, что для излечения пациента от поллиноза потребуется последовательное назначение более одного препарата. В начале лечения можно «забыть» о назначении конституционального препарата (выделено редактором журнала «УГЕ»).

Каковы критерии возможности излечения? Если у пациента в течение длительного времени нет простудных заболеваний, то шансы на излечение очень малы. Если у пациента вне цветения растений есть острые состояния, и на первичной консультации достаточно симптомов, позволяющих назначить препарат, то шансы на излечение высокие.

Процесс излечения поллиноза проходит по закону Геринга: то есть в направлении, обратном развитию болезни, — от более ранних симптомов к более поздним. Достаточно часто в процессе лечения возникает необходимость применения антимиазматической терапии. При этом назначение нозодов должно быть произведено в соответствии с симптоматикой, изложенной в патогенезе соответствующего средства. Недопустимо применение нозодов, основанное лишь на предположении, что у данного пациента преобладает тот или иной миазм, необходимо наличие симптоматики, точно соответствующей миазму. При назначении нозодов, как и других гомеопатических препаратов, необходимо руководствоваться §18 Органона: «…совокупность всех симптомов и условий болезни должна быть единственным показанием, единственным ориентиром при выборе лекарства».

В структуре поллиноза мы можем наблюдать, как минимум, три периода заболевания: 1) первый — это острое состояние во время цветения трав; 2) второй — период, в котором находится пациент вне цветения трав (это состояние нездоровья); 3) третий — это исходное состояние пациента, близкое к конституциональному. Каждое из этих состояний может потребовать при лечении поллиноза один или несколько препаратов. Таким образом, для излечения поллиноза потребуется последовательное назначение нескольких препаратов.

Важным критерием правильного лечения является возникновение у пациента картины острого гнойного воспаления (острый гнойный бронхит, отит, гайморит, фурункулез). Развитие гнойного процесса говорит о переходе пациента на новый, более высокий уровень здоровья, где есть тенденция к возврату восприимчивости к бактериям. Развитие гнойного воспаления у пациентов с поллинозом вне гомеопатического лечения достаточно проблематично. Острое гнойное воспаление при лечении поллиноза может возникнуть как в остром состоянии, так и при лечении вне обострения. В остром состоянии это будет говорить о том, что препарат подействовал правильно, и не следует повторять прием лекарства; можно дать плацебо. Острый период может потребовать последовательного назначения нескольких препаратов.

Таким образом, примерная схема (выделено редактором журнала «УГЕ») лечения поллиноза выглядит таким образом: 1) если пациент пришел в остром состоянии (во время цветения), первый препарат значительно облегчает его состояние (до 80%); далее необходимо простое наблюдение, до появления четкой картины следующего средства; 2) вторым назначением часто может быть нозод; 3) затем развивается острое гнойное воспаление — третий препарат; 4) и завершить лечение можно конституциональным лекарством.

Нет определенного временного интервала в смене препаратов. Основным критерием назначения следующего средства является появление ясной картины препарата. Очень важно уметь ждать».

Если врач не может выявить имеющиеся у пациента симптомы, то это означает, что врач просто не владеет техникой опроса, а не то, что у пациента нет симптомов.

Если препарат назначен правильно, то в соответствии с §§ 8 и 17 все симптомы должны полностью исчезнуть не позднее чем через 21 день. Если врач не может подобрать препарат, то он и будет давать его повторяющимися дозами, пока окончательно не «подавит» организм.

При назначении правильно подобранного препарата должны полностью исчезнуть все симптомы, и не позднее 21 дня после приема одной дозы, а не в течение нескольких лет, и для полного излечения требуется всего одна доза полностью подобного препарата. Если симптомы уменьшаются на 70-80 %, то в этом случае происходит подавление организма, а не его излечение. А что касается шансов, то это целиком зависит от уровня профессионализма врача-гомеопата, а не от проявлений болезни.

Процесс излечения действительно всегда происходит согласно закону Геринга, но как мы увидим в дальнейшем д-р Столяров А. В. понимает его довольно своеобразно. То же самое относится и к §18 «Органона», но если препарат является similium, то согласно §§ 8 и 17 «Органона» он должен действовать на причину заболевания, и симптомы в этом случае должны исчезнуть после приема одной дозы не позднее 21-го дня; если же этого не происходит, то ни о каком подобии речи быть не может.

Рассуждения Столярова А. В. о трех периодах заболевания противоречат §§ 72 и 78 «Органона»: нет отдельных периодов, а есть стадии развития патологического процесса, и все симптомы всех трех периодов проявления поллиноза должны быть в патогенезе одного препарата. Предложение Столярова А. В. лечить отдельно каждое из трех состояний противоречит основному принципу гомеопатии — принципу целостности организма, и, разумеется, при таком подходе правильно подобрать лекарственное средство невозможно.

Здесь следует сказать, что Столяров А. В. является учеником Дж. Витулкаса, который использует именно такую технику — берется отдельный симптомокомплекс, и по нему подбирается лекарственное средство, а так как при таком подходе нарушается принцип целостности организма, то подобрать similium невозможно.

Утверждение, что нет четкого временного интервала, опять таки, объясняется неумением автора правильно подобрать препарат.

Все вышесказанное прекрасно иллюстрирует приведенный Столяровым А. В. пример: «Пациент, мужчина, 28 лет, обратился 25/07/98 г., с диагнозом амброзийного поллиноза. Страдает данным заболеванием с 1983 г. В течение последних 5 лет употреблял Кеналог-40 во время цветения амброзии. До появления признаков поллиноза он длительное время страдал простудными заболеваниями, обострениями хронического гайморита, по поводу чего принимал антибактериальные средства, антигистаминные препараты. Несколько раз была проведена гайморотомия. Последние годы простудные заболевания бывают редко. Обычно обострение поллиноза проявляется с середины августа до конца сентября. В последние два года использование кеналога, антигистаминных средств, лишь слегка облегчали состояние. В 1997 году впервые появилось свистящее дыхание и приступы удушья, что потребовало употребления ингаляций с гормональными агентами.

Пациент пришел на прием вне цветения амброзии, собранной информации было явно недостаточно для назначения препарата, поэтому было назначено Placebo. На второй консультации, в середине августа, во время обострения поллиноза, по совокупности симптомов, пациент получил Calcarea carbonica 10М однократно, два приема — утром и вечером. На следующий день наблюдалось усиление симптомов поллиноза, практически вдвое сильнее исходных, возникло свистящее дыхание. Обострение продолжалось в течение суток, после чего состояние наполовину улучшилось. Через 5 дней у пациента повысилась температура тела (до 38°С), появились желто-зеленые выделения из носа, желтые выделения из глаз, кашель с выделением гнойной мокроты. Повторного назначения Calcarea carbonica не было, пациент принимал Placebo. При этом симптомы поллиноза продолжали прогрессивно уменьшаться по выраженности, затруднения дыхания отсутствовали. В течение всего периода
цветения амброзии регистрировали удовлетворительное состояние пациента. Сохранялась небольшая заложенность носа.

На следующей консультации (04/99) — вновь ухудшение состояния. Пациент отмечал выраженную зябкость, «голодные» боли в желудке, кровоточивость десен, неприятный запах от тела, высыпания с чешуйками на голове. Был назначен Psorinum 1М. Последующие визиты:

Июнь 1999 г. — обострение хронического гайморита, панариций; это потребовало дополнительного назначения Silicea 1М; Август 1999 г. — обострение поллиноза; так как интенсивность проявлений поллиноза не отличалась от исходной, назначена Calcarea carbonica 10М однократно. Через две недели возникло повышение температуры, герпетические высыпания на губах и в носу (за трое суток прошли самостоятельно); Январь 2000 г. — обострение гайморита, с назначением Kali bichromicum 1М однократно; Август 2000 г. — несильные проявления поллиноза; назначение — Placebo; Август 2001 г. — проявлений поллиноза нет; общее состояние хорошее.

Таким образом, для излечения пациента потребовалось последовательное назначение четырех препаратов в течение трех лет».

Первые приступы появились в 1983 г., когда пациенту было 13 лет, т. е. когда началась гормональная перестройка организма. В 1997 г. пациент перешел на стадию Carcinosinum I. К доктору Столярову А. В. пациент обратился 25.07.98 г., но симптомов заболевания, которыми пациент страдал в течение 15 лет, для выбора препарата оказалось «недостаточно» (!!!). «На второй консультации, в середине августа, во время обострения поллиноза, по совокупности симптомов, пациент получил Calcarea carbonica 10М однократно, два приема — утром и вечером. На следующий день наблюдалось усиление симптомов поллиноза, практически вдвое сильнее исходных, возникло свистящее дыхание. Обострение продолжалось в течение суток, после чего состояние наполовину улучшилось. Через 5 дней у пациента повысилась температура тела (до 38°С), появились желто-зеленые выделения из носа, желтые выделения из глаз, кашель с выделением гнойной мокроты. Повторного назначения Calcarea carbonica не было, пациент принимал Placebo. При этом симптомы поллиноза продолжали прогрессивно уменьшаться по выраженности, затруднения дыхания отсутствовали. В течение всего периода цветения амброзии регистрировали удовлетворительное состояние пациента. Сохранялась небольшая заложенность носа». По какой «совокупности симптомов» Столяров А. В. назначал препарат , он не пишет, но по эволюции симптомов сразу же видно, что и лекарство, и потенция выбраны неверно. Во-первых, нет эволюции симптомов согласно закону Геринга (симптомы появились только со слизистой дыхательных путей и держались все время — § 23), а во-вторых, при назначенииsimilium в соответствии с §§ 8 и 17 «Органона» симптомы должны исчезнуть полностью.

То, что Calcarea carbonica 10М была выбрана неправильно и ее назначение лишь усугубило состояние, подтверждает и следующая консультация 04.99 г., когда пациент жаловался на «выраженную зябкость, «голодные» боли в желудке, кровоточивость десен, неприятный запах от тела, высыпания с чешуйками на голове». Идет четкий «анти-Геринг», и назначение Psorinum 1М лишь еще более усугубило состояние, что подтверждается обострением хронического гайморита (опять симптомы только со стороны дыхательных путей — лекарственная болезнь) и панарицием в июне 1999 г., на которые опять же неправильно была назначена Silicea 1М.

Бесспорным подтверждением неправильности выбора предыдущих препаратов являются жалобы пациента в августе 1999 г.: «Август 1999 г. — обострение поллиноза; так как интенсивность проявлений поллиноза не отличалась от исходной, назначена Calcarea carbonica 10М однократно. Через две недели возникло повышение температуры, герпетические высыпания на губах и в носу (за трое суток прошли самостоятельно)». Если предыдущие назначения были правильные, то почему же через год появился точно такой же сезонный аллергоз? Единственное объяснение заключается в том, что предыдущие назначения были неправильными и только еще более усугубляли состояние больного.

Это также подтверждается тем, что после назначения в августе 1999 г. Calcarea carbonica 10М в январе пациент обратился с обострением гайморита и был назначен Kali bichromicum 1М, в августе 2000 г. — начальные проявления поллиноза, а в августе 2001 г. — проявлений поллиноза нет.

Вывод Столярова А. В., что «для излечения пациента потребовалось последовательное назначение четырех препаратов в течение трех лет», неправильный, а правильнее будет сказать, что для перевода пациента на более тяжелую стадию д-ру Столярову А. В. понадобилось в течение трех лет последовательно назначать четыре препарата.

Эволюция симптомов во всех случаях после назначения препарата в гомеопатии оценивается в соответствии с законом Геринга, о чем пишет и сам Столяров А. В. Правильность назначения можно оценивать по трем параметрам: время исчезновения симптомов, эволюция симптомов и последовательность назначения лекарственных средств. Что касается первого параметра, то при правильном назначении симптомы, на основании которых был назначен препарат, должны исчезнуть не позднее 21-го дня после приема одной дозы. В анализируемом случае симптомы держались больше двух лет, следовательно в течение этого времени Столяров А. В. не сумел правильно выбрать препарат.

Что касается эволюции симптомов, то в данном случае этим критерием воспользоваться нельзя, т. к. автор приводит только диагнозы «поллиноз», «гайморит», но не описывает клиническую картину.

Последовательность назначения препаратов описывается в синтетической Materia Medica, которая является одним из разделов гомеопатической фармакологии. В клинической практике последовательность препаратов проверяется по таблице Гибсона Миллера или Дж. Г. Кларка. Согласно этим таблицам после Calcarea carbonica не показан Psorinum, после Psorinum не показана Silicea, после Silicea не показана Calcarea carbonica, а после Calcarea carbonica не показан Kali bichromicum. Следовательно, препараты были назначены не по совокупности симптомов, т. е. не являлись подобными, и лишь усугубляли состояние больного.

Интересно, что каждый последующий препарат тяжелее предыдущего. Если, как утверждает Столяров А. В., заболевание излечивается, то тогда почему каждый следующий препарат тяжелее предыдущего? Ведь логично предположить, что если заболевание излечивается, то каждый последующий препарат должен быть «легче» предыдущего, и только в том случае, если заболевание все сильнее усугубляется неправильными назначениями, каждый последующий препарат должен быть тяжелее предыдущего.

Оценивая «лечение» Столярова А. В. с позиции концепции развития патологического процесса, становится ясно, что своими назначениями доктор Столяров А. В. перевел пациента со стадии Carcinosinum I на стадию Carcinosinum II, на которой симптомы поллиноза исчезли. Об этом свидетельствует и тот факт, что согласно таблице Дж. Г. Кларка Kali bichromicum является антагонистом Calcarea carbonica, а препарат-антагонист появляется только в тех случаях, когда в результате неправильного назначения пациент был «переведен» на более тяжелую стадию развития патологического процесса. Зная особенности действия Kali bichromicum на организм, можно с большой долей уверенности предположить, что в настоящее время этот пациент страдает от невралгии или острого ревматизма, но зато поллиноз д-р Столяров А. В. ему «вылечил».

Остальные статьи «Украинского гомеопатического ежегодника» написаны примерно на таком же уровне, как и те, которые были проанализированы. Я думаю, что не стоит тратить время читателя, т. к. уже достаточно материала, чтобы сделать вполне конкретные выводы.

Вывод. Нельзя считать «сохранением глубинных традиций классической гомеопатии» назначение нескольких лекарственных средств одновременно повторяющимися дозами, что является прямым нарушением §§ 245, 272-274 «Органона». В результате подобного «лечения» состояние больного только ухудшается, что подтверждает необходимость назначения все более тяжелых препаратов.

Что касается профессионализма, то об уровне профессиональных знаний участников одесских Конгрессов гомеопатов Украины красноречивее любых слов свидетельствует детский лепет на тему закона Геринга Президента (!) Ассоциации гомеопатов Украины А. Попова и «прувинги», представленные Зинченко Л. М., Винницким В. М. и Иванивым А. П.

Нельзя назвать «высоким уровнем профессионализма» неумение представителей Киевской школы Поповых правильно выбрать одно лекарственное средство.

Бронхит и тонзиллит схема лечения Бронхит и тонзиллит схема лечения Бронхит и тонзиллит схема лечения Бронхит и тонзиллит схема лечения Бронхит и тонзиллит схема лечения Бронхит и тонзиллит схема лечения

Изучаем далее:



Каталог открыток петербурга

Как сделать своими руками чашу для костра

Как сделать музыку в презентации с первого слайда

Пряжа для вязания alize bella batik

Новогодние поздравления не в прозе
Читать новость Бронхит и тонзиллит схема лечения фото. Поделитесь новостью Бронхит и тонзиллит схема лечения с друзьями!